ГЛАВА 5


«ПРАВО НА ЖИЗНЬ»

#юрист, #адвокат, #автоадвокат, #автоюрист, #уголовным, #адвокатская, #юридическая, #адвокатские, #юридические, #консультация, #юриста, #адвоката, #адвокату, #юристу, #дтп, #коллегия, #адвокатов, #суд, #помощь, #услуга, #услуги, #адвокатская, #юркомпания, #юрфирма, #юрцентр, #консультация, #правовые, #юридические, #свао #бабушкинская, #бабушкинской, #юрисконсульт, #иск, #судья, #истец, #ответчик, #мосгорсуд, #апелляция, #апелляционный, #кассация, #кассационный, #ходатайство, #надзорный, #надзорная, #присяжные, #присяжный
На следующий день Тишка проснулся от запаха свежеиспеченного хлеба.
Бабушка Тихона часто пекла свой домашний хлеб в маленькой белой
хлебопечке. В маминой семье хранилась эта традиция с незапамятных времён.
А дедушка говорил:
– Тот, кто ест в моём доме хлеб, остаётся моим другом на всю жизнь. Заветы
предков.
Запах только что испечённого хлеба.....! Он вкуснее самого душистого
шоколада! В детстве он очень сильно запоминается. Когда чувствуешь его уже
во взрослой жизни, всегда вспоминаются родной дом, семейный очаг, тепло и
чувство защиты старших, что-то постоянное и никем никогда не рушимое.
Тишка быстро встал с кровати и побежал на кухню. Румяные саечки отдыхали
на белоснежном полотенце. В маленькой кружке с оранжевыми горошинами
стояло молоко. За окном ветер играл с мелкими листьями берёз и что-то
истошно чирикал молодой желторотый воробей. Тиша принялся аппетитно
жевать булку. Тонкая корочка похрустывала, и воробей, восторженно глядя на
Тишку, чуть поперхнувшись, зачирикал уже тише и реже, как бы спрашивая:
– А мне – чив? А мне, чив – чив?
Тишка отщипнул увесистый
кусок хлеба и, залепив в воробья,
залился весёлым смехом.
Что-то разбилось за его спиной.
Тишка, повернувшись, увидел грустные
глаза бабушки и суровое лицо деда.
– Что случилось, ба?
– Мы очень огорчились, Тиша, –
ответила бабушка.
– Оттого что ты разбила кружку?
Ой, бабушка, я куплю тебе целый набор, даже лучше. Скоро мы поедем на экскурсию
в деревню Гжель. Это рядом с Москвой. Там самые красивые кружки на свете!
– Нет, сынок, – горестно закачала головой бабушка. – Кружку я смогу ещё
купить, а вот твой поступок уже не исправить…
– Какой поступок? – изумлённо открыв глаза, удивился Тишка – Я обидел
воробья?

 
"ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТИШКИ и ЗАКОНИКУСА"
«Право на жизнь»
© Лычев М. В., Лычева О. А., 2016
 Издательство «Перо» Москва 2016

 

Всё это время молчавший дед подвёл мальчика к письменному столу.
Посадил его рядом с собой и сказал:
– Тихон, ты бросил хлеб в окно, это очень безнравственный поступок.
Во все времена мужчины заботились о пропитании своего рода. Мужчины
отвечают за достаток в доме и стараются принести в семью как можно больше
пищи, чтобы накормить детей, женщин и стариков. Когда-то пахарь посадил
в ухоженную землю зерно, оно проросло в колос, который дал много таких же
зёрен, а уже из них люди получали муку. А вот твоя бабушка, чтобы ты сегодня
был сыт и весел, проснулась с рассветом, чтобы испечь тебе хлеб. А вообще, в
промышленном масштабе, выпечкой хлеба занимаются люди 120 профессий!
Ты понимаешь, к чему я веду этот разговор?
– Да, дедушка, – Тиша сидел, потупив глаза, и красные щёки, выдавали его
смущение, – все люди потрудились, а я взял и выбросил их труд в окно.
– Хорошо, что ты это понял. Но это не всё. В годы войны наш город попал в
осаду. Фашисты отрезали нас от всей страны по суше. И сообщение сохранилось
лишь через Ладогу и по воздуху. Началась блокада города. Длилась она 900
страшных дней и ночей. В городе начался голод. В день на человека выделалась
маленькая пайка хлеба в 125 граммов. Люди были рады каждой крошке, каждой
пылинке этого бесценного продукта. Потому что хлеб – это жизнь.
– Ах, какой я глупый, – горько вздохнул Тишка – Дедушка, я больше никогда
не буду так делать!
– Я не сомневаюсь, внучек, – строго сказал дед, – запомни раз и навсегда:
слова Мать, Отец, Родина, Дружба, Мир у нашего народа стоят вместе со
словом ХЛЕБ. Помни об этом! Всю жизнь!
– Хорошо, деда, я исправлюсь, честное слово!
Дед, наконец-то, улыбнулся и сквозь проступившую скупую слезу сказал:
– Сегодня 22 июня, внук. В этот день германские войска напали на нашу страну.
Это великий день скорби. Одевайся, мне нужно тебе ещё о многом рассказать.
Дед был потомственным моряком-балтийцем. Редко когда он надевал свой
военный морской китель. Но сегодня, видно, был тот самый день. Взявшись за
руки, они отправились на прогулку по городу.
– Этот город – моя жизнь и моя судьба. Да и не только моя. Миллионы людей
сначала возводили этот город, потом защищали. В суровые дни испытаний за
свою свободу и существование, казалось, боролись не только люди, боролся
каждый камушек, каждый дом, каждый корабль ….
Тем временем дед и внук проходили по Троицкой площади. Выйдя на
Петровскую набережную, дед продолжал:

 
"ПРИКЛЮЧЕНИЯ ТИШКИ и ЗАКОНИКУСА"
«Право на жизнь»
© Лычев М. В., Лычева О. А., 2016
 Издательство «Перо» Москва 2016

 

– Вот сейчас я покажу тебе знаменитый крейсер. Этот крейсер прослужил
нашему городу и нашей стране верную службу. Прошел путь от Цусимского
сражения до Великой Отечественной войны. Среди крейсеров такого типа он
– долгожитель.
Повернув на Петроградскую набережную, Тишка увидел корабль во всей
красе. Мощные дымовые трубы, высокие вентиляторы, стройные мачты,
огромные чёрные якоря – всё захватывало дух. Стальной корпус старого
корабля как бы говорил:
– Время здорово потрепало меня, но я ещё в строю. Я живой участник
истории своей страны. И готов рассказывать её вместо тех, кого давно уж нет…
– Аврора! – прочитал Тишка на розовой гранитной плите.
– Да, Тихон, Аврора. В годы Великой Отечественной войны, когда немецко-
фашистские войска приближались к нашему городу, а называли мы его
Ленинград, с крейсера снимали пушки, а матросы уходили на передовую.
Говорят, что когда немцы взяли оружейную батарею с Авроры, то они жестоко
расправились с матросами, воевавшими за жизнь в нашем городе. Даже
когда в Аврору попало несколько бомб и крейсер сел на грунт, над кораблём
развивался военно-морской флаг. А единственное орудие вело огонь по врагу.
И как все, кто тогда отвоевывал жизнь в городе, да и во всей стране, так и
корабль боролся за свой город до снятия блокады. Вот такая история, внук.
Помни её и чти память наших воинов, – дедушка склонил голову перед стелой.
– И закаляй характер! – уже веселее сказал он.
– Дедушка, а почему фашисты убивали других людей? – Тишка поёжился и
вопросительно посмотрел в глаза фронтовика.
– Потому что они считали себя лучше других и взяли на себя право решать:
кому жить, а кому нет, – лицо деда вновь стало суровым и жёстким, – Но наш
народ сплотился и в то, очень тяжелое для страны время уничтожил «логово
зверя». Мы показали тогда всему миру, что за право на жизнь нужно бороться.
– Право на жизнь? – не понял Тихон.
– Да, это означает, что никто не может быть лишен жизни. Это право
принадлежит каждому человеку, и оно охраняется законом. Право на жизнь
не может быть ни у кого отнято, и за этим следит государство.
– Как же оно за этим следит?
– Для того, чтобы не нарушалось право на жизнь, государство издало
специальный закон и назвало его Уголовный кодекс. Того, кто нарушит этот
закон, суд подвергает наказанию. Запомни внук, жизнь – это самое ценное, что
есть у человека, – сказал дедушка, задумчиво глядя на старый боевой крейсер.

 

 

 

ГЛАВА 4 ← ПЕРЕЙТИ → ГЛАВА 6

Обратный звонок RedConnect