bitcoin

_________________________________________________________________________
УПРАВЛЕНИЕ ВНЕШНИМИ ИНВЕСТИЦИЯМИ
_________________________________________________________________________

  

 "Каждая идея – своеобразный ответ
на потребность в решение вопроса"
Ангельчев С.Н. 
 
е бойся замарать сюртук своих заслуг от едких пятен клеветы,
коль разум твой как никогда с душой опрятны" 
Ангельчев С.Н.
 
двигателя прогресса полноприводные мысли!"
Ангельчев С.Н.
 
инансист проводит свои операции без скальпеля,
 но и он способен содрать с вас три шкуры"
Ангельчев С.Н.
 
ирамиду держит основание, а не причина"
Ангельчев С.Н.
 
 ервый закон прогресса гласит:
Технология уже устаревает, ещё не успев, появится.
Из второго закона следует:
Не все, что успело появиться, есть прогресс."
Ангельчев С.Н.
 
шибайтесь исключительно в том,
в чем вы больше всего не уверены"
Ангельчев С.Н. 
 
APIERON
Hand-Mind & Hand-Made 
С УВАЖЕНИЕМ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР
"ЮРИДИЧЕСКИЙ ЦЕНТР АПЕЙРОН"
АНГЕЛЬЧЕВ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ!
 
 silk apieron
Глава 1 
«Перемещение» 
Комнату,  в  которой  стояли  Светлана  Капитоновна  и  Тишка,  тускло 
освещали догорающие свечи. Рыжий кот, щуря свои зелёные озорные глаза, 
поглядывал  на  задумчивую    учительницу  и    мальчика,  недоуменно 
переводившего взгляд с седовласой женщины на рыжика. 
-  Знакомься,  Соня,  –  насмешливо  сказал  Тишке  рыжий  говорящий 
уникум, вставая на задние лапки, а передние, протягивая навстречу девочке. 
  Светлана  Капитоновна  вывела  из  светящегося  портала  хрупкую 
девчушку. Тихон от удивления открыл рот и попятился назад.  
  - Ты? – у Тишки перехватило дыхание. 
  - Да, второй хранитель, а правильнее сказать хранительница – Соня, -
учительница  предложила  им  поздороваться.  Тишка  был  удивлен  и 
одновременно несказанно этому рад. 
- А мы знакомы,- спокойно сказала Соня. - Тихон - настоящий друг. На 
него можно положиться, не то, что на Оську.   
При этом имени у Законикуса вздыбилась шерстка:  
-  Его  Предназначение  -  просто  наказание!  По  всей  видимости,  его 
посетил  мой  конкурент  Беззаконикус.  Иначе  не  объяснить  его 
отвратительный поступок. Взять Книгу ради собственной корысти. ФФ-фяк! 
Кот  негодовал  и  царапал  от  досады  кресло.  Это  «фф-фяк!»  всегда 
вырывалось у него в моменты сильных кошачьих эмоций. 
Светлана  Капитоновна  заметно  погрустнела.  Взяв  со  стола  плоский 
светящийся браслет, она надела его на руку Соне, он стал бесцветным и 
совсем незаметным.  
- Так я буду в курсе всего, что у вас происходит. Сигнал из прошлого 
будет идти ко мне в будущее, но не обратно. Поэтому я ничем не смогу вам 
помочь, это вы должны себе твёрдо уяснить. Помните, вы не можете влиять 
на  ход  исторических  событий,  вы  можете  только  наблюдать  и  быть 
участниками частной жизни людей той эпохи, в которой окажитесь, а значит, 
 
и быть подвержены действию существующих на тот момент законов. Будьте 
осторожны в поступках. Тысячу раз подумайте, прежде чем что-то сказать  
или  сделать.  Законикус  вам  поможет  с  информацией,  только  и  всего. 
Никакими  особыми магическими и волшебными свойствами он не обладает. 
Кроме того, что умеет говорить. 
- Да-а, я говорящий кот! Последний из уникального семейства CATTUS 
MURMURIS. 
Законикус  занервничал,  будто  его  хотели  понизить  в  звании.  «Вот 
забавный  котище», - подумал  Тишка.  И  мысль  о  новых  приключениях  с 
такими друзьями захватила мальчишку с головы до пяток. 
  -  Друзья, вы готовы?- вновь спросила Светлана Капитоновна. 
  Ребята  переглянулись  друг  с  другом  и  одобрительно  кивнули, 
повернувшись к мудрой учительнице. 
  -  Мур-р,  да-а-а-а!!!  Хотя  моего  согласия,  конечно,  никто  не 
спрашивает, - вставил Законикус. 
  - Ты как всегда прав, мой пушистый безобразник, - улыбаясь, ответила 
Светлана Капитоновна. 
  - Не переживай, рыжий пушистик, ты нам очень дорог, без тебя мы 
никуда! - сказала Соня, пытаясь погладить Законикуса по голове. 
  -  Ф-фя-к!!!  Я  не  рыжий  пушистик.  Между  прочим,  у  меня 
академическое  обр-р-разование,  в  отличие  от  некоторых.  
   Кот обиженно прижал уши и сморщил розовый нос. 
Светлана Капитоновна показала жестом всем, чтобы они помолчали, и 
негромко  произнесла:  «Дура  лекс  сэд  лекс».  Законикус  вильнул  своим 
пушистым хвостом, и  комната стала растворяться. Тихона, Соню и «рыжего  
безобразника»  подхватила  какая-то  сила  и  стала  их  затягивать  в  тёмный 
коридор, образовавшийся в стене комнаты. Они летели в конец тоннеля и 
видели,  как  мимо  них  пролетают  какие-то  картинки  и  образы.  У  Тиши 
закружилась голова, и он потерял сознание.  
 
  Глава 2 
«Первое знакомство с Шумером» 
Мальчик очнулся от того, что его кто-то щекотал. Когда он открыл 
глаза, то увидел перед собой пушистую рыжую мордаху.  
- Нет, ну вы посмотрите на него! Разлегся, как на пляже. Ты головой 
случайно не ударился? – размахивая  пушистыми лапами и  взъерошивая 
загривок,    спрашивал  Законикус.  Кот  стоял  на  задних  лапах  и  смешно 
жестикулировал  передними. 
- Не ударился, но голова кружится, будь здоров, – поднимаясь с земли, 
ответил Тиша. 
- Так происходит всегда, когда проходишь временной портал.  
Тихон быстро оживился и стал искать глазами  Соню, а когда  увидел, 
что она  стоит неподалёку, на берегу реки, немного успокоился. 
- Где мы, Законикус? - потряхивая шумевшей головой, спросил Тиша.  
- Это древнее Вавилонское царство, оно возникло на месте древнего 
Шумера. 
-  Шумера? То-то шумит в моей голове. 
- И они еще смеялись надо мной, неучи! ФФ-фяк! - кот насмешливо 
фыркнул  и  стал  чеканить  слова  скороговоркой,  -  государство  Шумер 
возникло  в четвёртом тысячелетии до нашей эры. А в шестом тысячелетии, 
через  две  тысячи  лет,    маленький  город  Кадингирра,  что  в  переводе  с 
шумерского  означает  «Врата  Божьи»,  превратился  в  красивейшую  и 
удивительную столицу Вавилонского царства, город  Вавилон. Шумерское 
государство располагалось между реками Тигр и Ефрат, сейчас на этом месте 
находится современный Ирак. На тот момент это была развитая цивилизация. 
При царе Хаммурапи был высечен на камне свод законов древности, который 
стали  называть  законы  Хаммурапи.  Конечно,  и  до  Хаммурапи  они 
существовали,  но  мы  оказались  в  этой  исторической  точке,  потому  что, 
хранителями считается, что именно здесь берет начало книга «Правда».  
 
 
Соня,  покачивая  в  знак  согласия  головой,  добавила: 
- Шумер  – это  то,  как  звали  эти  земли  вавилоняне -  люди, населяющие 
Вавилонское  царство,  оно  возникло  позже  Шумерского.  А  сами  жители 
Шумера  называли  свою  страну  «Кенги»,  что  в  переводе  имеет  много 
значений:  «земля  праведников»,  «отчизна».  Себя  они  называли 
«черноголовые» - «саи» или  «саига». Но  самое  удивительное, что стали 
впервые  делать  шумеры,  это  создавать    свод  глиняных  табличек  с 
клинописным текстом - Дубмеш, свод священных писаний. А ещё здесь были 
изобретены  обожженные  огнём  кирпичи,  для  строительства  городов. 
Каменному  Веку  был  положен  конец.  Шумерская  цивилизация  положила 
начало современным  наукам: математике, астрономии - и даже школьной 
системе образования.  Удивительный народ!  Вот видишь, Зак, я недаром 
ходила с тобой в библиотеку.    
   Девочка потрепала кота по загривку:  
- Как жарко. Может нам искупаться, а потом начать поиски Книги?  
-  Нет,  ни  в  коем  случае,  нам  желательно  вообще  не  показываться 
никому.  Мы  должны  найти  хранителя,-  Законикус,  распушив  усы  и 
насторожив уши, тревожно озирался.  
- К чему такая секретность? – спросил Тишка. 
- Несмотря на то, что в древности это была развитая цивилизация, не 
стоит забывать, что они жили в рабовладельческом строе и законы тогда не 
отличались гуманностью. Чего только стоит  так называемый «Божий суд». 
- Какой суд? – удивленно спросила Соня. 
- «Божий»,- кот расширил глаза и сузил зрачки, показывая ужас всем 
видом.  -  Когда  судьи  сомневаются  в  виновности  или  в  невиновности 
человека,  то  он  подвергается  испытанию  под  названием  «Божий  суд». 
Подсудимого  испытывали  водой,  огнем,  железом,  впоследствии  это 
испытание  получило  большое  развитие  вплоть  до  17  века.  У  древних 
шумеров оно иногда заключается в том, чтобы несчастный переплывал реку 
с крокодилами или реку с быстрым течением. Если бедолага оставался жив, 
это означало его невиновность.    
-  Какой ужас. Может, поскорее уйдём подальше, пока нас не скормили 
крокодилам? - поежившись, сказала Соня. 
- Р-разумное предложение, пойдемте за мной, - позвал ребят рыжий 
кот.  
 Не успели путешественники пройти и несколько десятков метров, как 
заметили, что их  преследуют какие-то люди. Пыль летела из-под мчащихся  
колесниц. Они  грозно кричали что-то. Тишка и Соня  бросились бежать. 
Законикус мчался с кошачьей прытью далеко впереди.  Но тягаться с парой 
сильных  лошадей  дети  не  могли.  Со  злобными  лицами  воины  слезли    с 
колесниц и схватили Тихона и Соню. Один из них изловил вернувшегося за 
детьми и угрожающе шипящего кота. 
-  Из  шкуры  этого  зверька  получились  бы  хорошие  чунки,  ха-ха!  – 
держа    Законикуса  за  загривок,  грубым  хриплым  голосом  произнес 
бородатый мужчина.   
- Да оставь ты это бесполезное животное, вот это добыча, - возразил 
ему  другой,  не  более  приятный  наружности  человек,  направляя  острый 
кинжал в сторону ребят. 
Они  отбросили  кота  в  сторону,  втащили  в  колесницы  связанных, 
упирающихся  детей и помчались прочь.  
- Я вам еще покажу, кто здесь бесполезное животное, - стряхивая с 
шерсти пыль, и убегая в сторону показавшихся  городских стен, фыркнул 
Законикус.  
Колесницы несли маленьких хранителей и их похитителей все дальше 
и дальше от городских стен. Ребята не понимали, что происходит, и пытались 
найти способ вырваться из плена. Но вдруг они увидели на лицах свирепых 
злодеев  страх. Проследив за их взглядом, Тишка коротко бросил: 
- Смотри туда, Соня!   
Наперерез бандитам неслась целая конница! Тишка успел рассмотреть, 
что это были особенные животные, не похожие на  чистокровных коней, к 
обычному виду которых привыкли Соня и Тиша.  
- Это онагры,- пояснила Соня, - помесь диких кобылиц и ослов. 
- Бросай их, иначе они нас догонят, - кричал один похититель другому. 
Немного придержав поводья,  детей грубо сбросили в горячий песок. А 
потом, хлестнув коней, понеслись в сторону пустыни, поднимая клубы пыли. 
 Тишка  поднял  голову  вверх  и  увидел  переминающихся  лошадей  с 
сидевшими  верхом  на  них  вооруженными  всадниками.  Он  краем  глаза 
увидел, как такие же всадники окружили Соню.  
- Приведите их ко мне, - услышали они вальяжный, мужской голос. 
Всадники подхватили ребят за одежду и поскакали к тучному мужчине.   
- О боги, это дети, - на ребят смотрели маленькие неприятные глазки 
толстяка. 
-  Поставьте  этих  несчастных  ногами  на  землю,  -  приказал  он 
всадникам,- меня зовут Дихашах, а как зовут вас и откуда вы?  
Ребята  обрадовались  доброжелательному  обращению  к  ним.  Они 
начали рассказывать ему про себя, но мужчина, не дослушав, предложил им 
поехать к нему во дворец, на что измученные погонями и  тряской дети, 
радостно согласились.   
 
Глава 3 
 
«Осип  среди местных племён» 
Незадолго до песчаной бури, после которой от берега месопотамской 
реки удалялись светлокожие мальчик, девочка и рыжий пушистый зверёк, в 
этих местах бушевала гроза. Раскаты грома сотрясали воздух, а стрелы 
молний ослепляли путников и наводили суеверный страх. Пастухи, гнавшие 
скот через долину увидели лежавшего под кустом тамариска  худую фигурку 
подростка. Одет был он странно для этих мест, а лицо было искажено 
гримасой то ли страха, то ли злобы. Ткнув палкой в мальчишку, один пастух 
сказал: 
- Кто бы он ни был ему нужно помочь. Если найдутся его родители они 
вознаградят меня , а если это раб, я тоже в накладе не останусь. 
Другой ответил: 
   - Я слышал, в соседней деревне у одних родителей был очень скверный 
сын. Они, согласно  закону, продали его в рабство и навсегда лишили права 
распоряжаться своей жизнью. Может, это он? Говорят, был чистый демон.  
Первый поднял подростка и, положив его, в повозку продолжил: 
   - Если бы этот был страшным грешником, не почитающим своих 
родителей, то у него не было бы руки или языка. Но я вижу у парня всё на 
месте. Может быть, его ударило молнией?   
Второму не нравился парень, и он отошёл от повозки подальше, 
предпочитая смотреть на своих овец.  
Так Осип, который боролся с Алексеем Никанорычем , стараясь 
вырвать «Правду» из рук старого хранителя, провалился в открытый им же 
самим портал времени и мучаясь ужасными кошмарами со страшной силой 
был вышвырнут где-то в нижнем Двуречье во времена правления 
Навуходоносора  Второго. 
Придя в себя, Осип обнаружил своё тело трясущимся в повозке, и 
прислушиваясь  к голосам  извне, старался собраться с мыслями. В памяти 
всплывали московские переулки района Чистых прудов,  девочка Соня 
смеющаяся над ним,  рыжий кошак, почему-то, мяукающий дурным голосом 
 
 
в его присутствии, и книга - самое удивительное, что увидел Осип в своей 
жизни. Эта книга, страницы которой давали небывалое  Знание..  Из каждой 
страницы исходила такая сила, что подкашивались ноги от одной мысли о 
владении ею.  
   - Так значит, это та самая книга, которую хранил Яков Брюс в 
Сухаревской Башне?- спросил тощий Оська Алексея Никанорыча.  
Старый хранитель посмотрел на мальчика поверх очков и многозначительно 
поднял указательный палец вверх.  
   - Эта книга очень ценна для человечества. Цари и Властители мира 
хотели обладать ею, но в руки она даётся только людям, которые приносят 
Просвещение окружающим, честным и бескорыстным.  Мы, старые 
хранители, смогли уберечь её, теперь настаёт ваша очередь с Соней.  
   Долгие дни Оську распирало от гордости от мысли о своей 
исключительности. Да, ведь именно его из множества мальчишек , живущих 
рядом, высмотрели старые хранители. Да и почему нет? Осип знал несколько 
иностранных языков,  был круглым отличником, участвовал в 
интеллектуальных ток-шоу и даже побеждал!   Он даже любил..всем сердцем 
девочку Соню.  
- Продам его тамкару (торговцу),- ворчал старик-погонщик,- на эти 
деньги выкуплю сына из долговой кабалы.  Проклятые ростовщики на три 
года забрали моего самого любимого сына из семьи. 
Осип проверил и отключил  виртбраслет на руке.  Браслет помогал 
понимать говоривших, на любом языке, а так же перемещаться в 
пространстве и времени. Маленькая наручная пластинка, представляющая 
собой мегакомпютер в понимании человека 21 века . Теперь хранители не 
могли отследить его перемещения. В голове мелькали мысли: книга не 
далась, она исчезла в том момент, когда Осип шагнул в портал. Старик  
понял, что ошибся в выборе, он прочитал мысли Оськи и пытался в 
последнюю минуту исправить промах. Книга находится в той эпохе, когда 
зарождаются новые права или обязанности... «Погонщик  говорит на 
шумерском, значит я в Вавилонии, осталось найти хранителя с Книгой и 
обманом заставить его открыть книгу, чтобы прочесть абзацы наоборот»,- 
так думал Осип, трясясь в арбе пастуха.  
Солнце клонилось к закату, и пастухи остановились на ночлег. Наутро 
арба оказалась пустой, и погонщик сокрушался о своей наивности. Никак не 
думал, что полуживое тельце подростка сможет куда-то деться в 
бесконечных просторах Месопотамской низменности. Здесь, наоборот, всё 
живое жмётся друг к другу, пытаясь выжить, а не убегает прочь от защиты и 
еды.  
- Может  это и к лучшему, а если это беглый раб. Страшно подумать, за 
укрывательство белого раба смерть, - чесал в раздумьях бороду старый 
пастух. 
 
Глава 4 
 
«Вавилон» 
Через  Ворота  богини  Иштар  в  Вавилон  въехала  процессия  богача 
Дихишаха.  Богатство  он  нажил,  торгуя  рабами  -  людьми  по  разным 
причинам, потерявшим свою свободу: одних приводили из военных походов, 
в качестве пленников, другие могли стать рабом, задолжав деньги или по 
воле могущественных родственников, так или иначе,  сегодня Дихишах был 
очень доволен. Ведь ему в руки попали две сироты, которые никак не могли 
объяснить или доказать своё происхождение. Дихишах замышлял неплохую 
сделку. Но надо было быть осторожным. Со старейшинами нельзя сделать 
осечку.  Иначе,  можно  самому  поплатиться  кошельком  или  даже  жизнью. 
Пройдя  между  высокими  стенами,    на  синем  блестящем  фоне  которых,  
красовались  белогривые  львы,  Тишка  насчитал  их  60,  путники    увидели 
Ворота,  на них изображались огромные быки и драконы. После равнины, на 
которой глаз цеплялся за кучки пальм  и кусты тамариска, увидеть такую 
красоту было просто фантастикой! 
Соня  и  Тихон  вместе  со  своими  «освободителями»  поехали  в 
направлении  обустроенной,  мощеной  набережной,  от  которой  исходило 
множество  каналов,  снабжавших  город.  В  те  далёкие  времена  Вавилон 
располагался на берегу одного из ответвлений Ефрата – Арахту. Чем ближе 
они приближались  к городу, тем красочнее открывался перед ними вид на  
фантастические  «Висячие  сады»  и  возвышающуюся  даже    над 
неприступными зубчатыми стенами   «Вавилонскую башню».  
- Какая красота! Посмотри Тиша! А вот древний шумерский храм. Он 
называется  -  зиккурат,  его  строили  как  ступенчатую  пирамиду.  Знаешь 
почему?  -  Соня просто светилась от восторга.  
- Нет, не знаю, - Тишка смотрел по сторонам во все глаза и думал про 
себя: « Какая же Соня умная девчонка! Ну и интересно же с ней!» 
- Шумеры знали о ярусной структуре мира - от низшего к высшему, это 
и символизирует  ярусы- ступени. Их Храмы - это копии Мироздания. 
 
 
- Никогда бы не поверил, что возможно такое увидеть! - восторженно 
шептал Тихон. 
Путешественники проехали через  Ворота богини Иштар и попали на 
улицы, которые пересекались под прямым углом и были мощеными, а вдоль 
них стояли дворцы, фруктовые сады, павильоны и дома жителей.  
Дома жителей Вавилона выходили на улицу глухими стенами, окна 
смотрели в тенистые дворики. Но стены не были ровными и гладкими, а 
представляли собой волнообразную поверхность. Такие ступенчатые стены 
отбрасывали полосатые тени, которые двигались и видоизменялись вслед за 
Солнцем  в  течение  дня,  и  создавали  разнообразные  причудливые  узоры. 
   Юные хранители  смотрели по сторонам во все глаза и не замечали  
лукавый  взгляд  Дихашаха.  Путешественники  въехали  в  ворота  красивого 
дворца.  Они  сошли  с  онагров  во  дворе  возле  бьющего  фонтана  и  стали 
любоваться им. 
Соня,  глядя  по  сторонам  и  восхищаясь  хрустальными  струями, 
дарящими прохладу путникам, старалась держаться ближе к мальчику.  
- Тишка, мне не нравится этот Дихашах, он притворяется, - не меняя 
восхищённого выражения лица, тихо пролепетала девочка. 
- Может, тебе  просто,  кажется?  Он  же  нас  спас,  - Тишка  растирал 
коленку, опухшую и покрасневшую от неловкого кувырка из колесницы. 
- Еще неизвестно для чего он нас спас, не забывай, что нам говорил 
Законикус.  Мы  в  далекой  древности.  А  вот,  где  сейчас  он?  –  сказала, 
погрустнев, Соня.  
Ее  взгляд  остановился  на  группе  вооруженных  людей,  которые 
пристально  смотрели  на  них.  Она  одернула  Тихона  за  рукав  и  шепотом 
сказала: 
- Тишка, посмотри на этих людей, мне кажется, они от нас что-то хотят.  
- Похоже, ты права. Давай-ка  отсюда уберёмся, только медленно, - 
взяв за руку Соню, сказал Тихон.    
Но воины  поспешили вслед за ними,  маленькие хранители пустились 
бежать. Началась погоня. Тихон бежал впереди, держа Соню за руку. За ними 
бежали охранники Дихашаха. Одеты они были в плотную шерстяную одежду 
с медными вставками, а на головах блестели начищенные медные шлемы. В 
руках у них  постукивали друг о друга,  кожаные щиты и копья, за пояс были 
заткнуты кинжалы. Дети выбежали из ворот дворца и побежали по мощеным 
улицам, пытаясь найти хоть какое-нибудь укрытие… 
 
Глава 5 
«Правосудие Бога Шамаша» 
В это время в другом конце города… 
Законикус  пробирался  к  центральной  части    Вавилона.  Где  жил 
хранитель  книги того времени - Дильгамеш. Законикус знал, что мангусты 
ценились в это время больше котов, но всё же, старался украдкой проскочить 
незамеченным. К чему осложнять суеверную жизнь вавилонян?  Мало - ли  
как,  могут истолковать  они  появление на пути  рыжего пушистика. Прошло 
несколько часов,  а он ,  внимательно озираясь по сторонам и принюхиваясь, 
всё  кружил  по  улица  Вавилона,  путаясь  в  складках  одежды  прохожих  и 
надеясь отыскать друзей.   
Выскочив из-за угла какого-то храма и фыркая от запахов благовоний, 
кот  увидел  толпу  людей,  слушающих  важно  выступающего  человека. 
Человек  показывал  пальцем  на  другого  худого,  несчастного  старика  и 
говорил страдальческим голосом:  
- Этот старик украл из двора моего дома три кувшина с росписями 
придворного художника. Украл и разбил. О, справедливый суд и великий Бог 
Шамаш, этот разбойник пытался украсть мою душу и убить её.  Требую 
смерти для этого проходимца!      
Бедняк  весь  сжался  под  взором  сурового  судьи.  Но  понял,  что  его 
просят сказать что-то в своё оправдание.    
- О, великий  Бог  Шамаш  и  ты  справедливейший  судья!  Я  не  крал 
кувшины этого достойного горожанина! Они сами упали на меня с крыши 
его дома и разбились, в тот момент, когда я проходил мимо. Видимо, небеса 
послали  ему  знамение,  чтобы  тот  видел  страждущих  и  обездоленных.   
   Судья задумался. И спросил старика:    
- Если  ты  врёшь,  по  Законам  Хаммурапи  тебе  уготована  смерть  за 
попытку похищения души этого благородного горожанина, которая живёт во 
всех его личных вещах.  Но, если ты говоришь правду, Бог Шамаш пошлёт 
нам знамение….в виде…в виде….,- судья бросил взгляд на расплывающегося 
в улыбке обвинителя,- в виде говорящего кота!  
Стон сочувствия прокатился по толпе. И лицо бедного старика стало 
серым  от  ужаса  неминуемой  смерти.  Разве  Бог  правосудия  -  Шамаш 
снизойдёт  до  него  и  одарит  таким  неведомым  чудом?    Слёзы  отчаяния 
покатились  на  его  седую  бороду.  Но  видимо,  шумерский  бог    незримо 
находился среди толпы зевак. Один из них, держащий на голове кувшин с 
мятным прохладным напитком не выдержал равновесия и уронил посудину, 
да  не  просто  на  мостовую,  а  аккуратно  на  голову  рыжего  зверька, 
спрятавшегося за складками халата ротозея.  
Секунду  все  смотрели  на  обтекающего  мятой,  с  расширяющимися 
жёлтыми глазами, кота.  Ведь мята для котов – это как настойка валерьянки.  
И  то,  что  дальше  происходило  на  этой  площади,  ещё  многие  годы 
передавалось  в  виде  устных  преданий  от  отца  к  сыну.  
   - Свободу незаконно притесняемым! – взвыл кот, и, разинув пасть, стал 
неуверенной, но боевой походкой надвигаться на судью, - око за око, зуб за 
зуб! 
Шерсть кота вздыбилась, он изогнулся, как знак вопроса, подпрыгнул 
на задних лапах к толстому обвинителю, хватавшему от изумления воздух 
ртом,  и  когтем  нацарапал  ему  на  носу  пиктограмму,  означающую  «Вот, 
тебе!» - по крайней мере, в тот момент он был в этом уверен.  
Судья, хватаясь за сердце, прохрипел: 
- Старик! Ты не виновен! – И упал на руки своих до смерти испуганных 
помощников.  
Обвиняемый, вскидывая руки к небу, бросился прочь в толпу людей,  
вопивших  от  восторга  и  указывающих  пальцами  на  говорящего  кота, 
который, перепугав весь вавилонский суд проявлением божьей воли, метался 
по площади в безудержном мятном веселье.  
Через некоторое время, за два квартала от этой площади, рыжий зверёк 
с жадностью лакал из фонтана у дома древневавилонского хранителя.  
- Как ты мог оставить их, они не знают законов древнего Шумера, да и 
одеты,  наверное,  не  в  современную  одежду.  Кто  это  были?  Арамейцы, 
Кассийцы, Холдейцы? Пойди разбери теперь,   - басистым голосом ругал 
Законикуса пожилой мужчина с длинной бородой и густыми бровями. 
     Законикус виновато смотрел на мужчину и пытался  оправдаться. 
 -  Уважаемый  Дильгамеш,  я  в  этом  измерении,  всего  лишь  кот, 
маленькое, безобидное существо…  
- Нет тебе оправданий, ты поставил в опасность всю миссию. Если бы 
ты за ними проследил, то мы бы смогли им помочь. А что делать теперь, я 
ума не приложу.  
- Может быть, я пойду, поищу их? –  грустно промурлыкал  Законикус. 
- Ты представляешь, сколько времени ты будешь искать их по всей 
Вавилонии? А если их уже… Нет не будем допускать даже мысли об этом.  
Сиди здесь и жди меня, а я пойду к знакомому жрецу Хувару, может он что-
нибудь знает. 
Мужчина, которого звали Дильгамеш, был придворным лекарем и был 
знаком  со  многими  влиятельными  жителями  Вавилона.  В  разговоре  со 
жрецом Хувару он выяснил, что ребята были схвачены, брошены в темницу 
и, что над ними скоро должен состояться суд. С очень тяжёлыми мыслями 
старый лекарь возвратился в свой дом. 
Глава 6 
«Чёрный демон» 
В придорожной харчевне два наездника, доедая свой ужин, с досадой 
хлопали  друг  друга  по  плечам.  Харчевня  была  полупустой,  только  за 
соседним  столом  согнувшись  и  закрыв  лицо  платком,  сидел  худой 
мальчишка и суетившийся возле него слуга. Один из наездников был уже 
изрядно пьян и с кривой ухмылкой говорил: 
-  Этот  рыжий  зверёк  рассёк  мне  кисть  когтем!  Хашим,  вдруг  он 
заразный  этот  шипящий  хорёк.?  Я  хочу  жить  долго,  поэтому  мне  нужно 
выпить сегодня побольше и забыть этот неудачный выезд. 
Хашим зло дёрнул плечом и с презрением ответил: 
- Как же ты упустил такую добычу, Керкес? Эти светлокожие рабы 
дорого  бы  стоили  на  рынках  Ашшура! 
  -  Вавилонян  было  много,  очень  много…,-  Керкес  пытался  сделать 
серьёзное  выражение  лица,-  но  ты  прав,  хороши  были  белолицые  рабы, 
особенно девчонка. И имя у неё – Со-н-ия, понравилось бы хозяину. 
Оба залились отвратительно громким смехом. 
Мальчишка за соседним столом разлил напиток и властным жестом 
приказал  слуге  убрать  и  принести  новый.  Он  повернулся  лицом  к  двум 
разбойникам и те увидели сквозь прорезь для глаз, холодный, дерзкий и не 
такой уж детский взгляд. Секунду они смотрели друг на друга, но что-то 
пугающие было в этом, светящемся из-под чёрной ткани, леденящем душу 
взгляде, что даже видавшие многое на своём веку головорезы, поцеловав 
амулеты, постарались больше не смотреть в тот угол. 
-  Ты  видел  это?-  поёжившись,  и,  как  будто  трезвея,  спросил  один 
другого,- никак, само чудовище  Лаббу заявилось в верхний мир. Уберёмся 
отсюда,  пока  удача  не  покинула  нас. 
   И два искателя беглых рабов украдкой выскочили из убогой харчевни, 
вскочили в свою колесницу и были таковы.  
Мальчишка, отхлебнув из вновь принесённого сосуда, взялся рукой за 
толстую дорожную сумку и тихо произнёс: 
- Значит, они уже здесь… 
Керкес ожесточённо хлестал коня и колесница неслась по каменистой 
дороге  по  направлению  к  деревне  племени  в  котором  они  сбывали  свои 
трофеи. Хашим совсем опьянел и болтался за спиной наездника, пытаясь не 
вывалиться  и  не  сломать  себе  рёбра  по  дороге.  Он  сосредоточенно 
всматривался  в  спину  подельнику,  как  вдруг,  почувствовал  как  какая-то 
чёрная птица промелькнула над его головой. Неуклюже повернувшись, он 
встретился  глазами  с  тенью  висящей  над  колесницей  и  леденящий  душу 
вопль огласил пустынную окрестность. Лошадь, испугавшись, так дёрнула 
поводья, что оба разбойника вылетели из колесницы и распластались между 
колючек.  Хашим  всё-таки  умудрился  встретиться  при  падении  зубами  с 
парой  булыжников  и  разбитые  губы  тут  же  сделали  его  и  без  того 
безобразное лицо ещё более ужасным. Придя в себя, разбойники поднялись 
на ноги, охая и стоная от боли. И увидели в пяти метрах от себя чёрную 
худую фигуру с ненавистью смотрящую на них. Керкес схватился за меч, но 
сил достать его не было, рука как будто онемела и томящая тоска и ужас 
овладели им.   
 - Вы найдёте мне тех, кого сегодня упустили,- голос чёрной фигуры 
был неприятным,- меня очень интересует девчонка. Привезёте её мне завтра 
на заходе Солнца, или ..больше не грабить вам на дорогах черноголовых. 
Что-то так ударило разбойников прямо в солнечное сплетение, что сил 
стоять на ногах они не нашли, Керкес упал на колени, а Хашим со всего 
размаха врезался зубами  в щебень. Воя и что есть силы, ругаясь от боли, они 
побежали в сторону храпящего от страха и усталости коня. Чёрного демона 
они уже не видели нигде. Но чувство его присутствия уже  не покидало их до 
определённого момента.  
Глава 7 
«План освобождения» 
В доме придворного лекаря уже зажглись огни. Наступил вечер.  
- О боги, их нужно спасать или они погибнут, - взволнованно говорил 
Дильгамеш. 
- Что случилось? – испуганно, прижав уши, спросил Законикус. 
- Их схватила стража Дихашаха, который обвиняет их в том, что они 
его сбежавшие рабы и что они избавились от клейм рабов, используя магию 
и волшебство. По законам Хамурапи это смертная казнь.  
- А как этот… как его там… – Законикус обхватил лапой кувшинчик с 
тёплым молочком, который он прихватил с кухни. 
- Дихашах. 
-  Да.  Как  он  докажет,  что  Соня  и  Тишка  его  беглые  рабы?  –  кот 
запустил в молоко усы и разводил ими там круги, думая о ребятах и о вкусе 
молока одновременно. 
- Они по своей наивности стали ему рассказывать о себе всю правду и 
это слышала вся его свита.  
Усы Законикуса совсем утонули в молоке от расстройства: 
- Как же  мы им можем помочь? Может, есть какой-нибудь способ на 
суде помочь им, - с жалостью в глазах спросил Законикус. 
- Единственный способ, помочь им  -  пройти  «Суд Божий».  
- Вы что? Этого нельзя допустить, они же погибнут!  
- Несмотря на то, что появление законов Хамурапи имеет огромное 
значение для развития права, не стоит забывать о том, что эти законы тесно 
связаны с ритуалом и символической процедурой, - говорил  Дильгамеш, 
ходя по комнате из стороны в сторону.        
- Их  срочно  нужно  спасать!  Чего  же  мы  бездействуем?  Они  могут 
погибнуть  в  быстрой  реке  или  будут  съедены  крокодилами  -    закричал  
Законикус. 
- Спокойно! Без паники! Мой пушистый друг я, кажется, придумал.  
Дильгамеш  стал  напряженно  чего-то  искать  среди  своих  вещей, 
разбросанных по комнате.  
Вдруг, одна вещица привлекла внимание кота 
- Откуда у вас спасательный жилет, Дильгамеш? – удивленно спросил 
Законикус, и его усы стали топорщиться, сканируя «артефакт» шумерского 
времени. 
- Ты об этой  интересной тунике? Я догадывался, что она волшебная. 
Как ты говоришь? Она спасает? 
- Если кто-то из ребят наденет этот жилет, то они смогут спастись, 
держась друг за друга. Он не даст им утонуть! Откуда он у вас? 
Дильгамеш что-то поспешно сложил в большой расписной сундук. 
- Об этом я расскажу тебе в другой раз, - отмахнулся он. 
-  Но  как  вы  сможете  передать  его  ребятам?  Они  сидят  в  хорошо 
охраняемой тюрьме. Бедные дети, - поднимая вверх свой взгляд, с грустью в 
голосе сказал Законикус. 
- Это сделаешь ты! – указав пальцем на Законикуса, бодро произнес 
Дильгамеш. 
- Я? Но как? Я даже не знаю в какой темнице они находятся. 
- За это не переживай. Сейчас я выясню это у начальника тюремной 
охраны. Как раз я сделал для него лекарство, которое он просил. У него 
периодически болят суставы. Он будет рад меня принять.  
- А суставы у него болят, наверное, от того, что он много времени 
проводит на работе – в своей сырой и темной тюрьме? - с негодованием в 
голосе  спросил Законикус. 
-  Я  думаю,  что  его  недуг  связан,  с  его  неправильным  питанием,  - 
подперев подбородок пальцами рук, с задумчивым видом сказал лекарь.  
Законикус какое-то время смотрел  на ушедшего в глубину своих мыслей  
Дильгамеша, а потом толкнул его в бок и спросил:  
- Пр-р-рофессор, а какой диагноз вы поставите Тихону и Соне, ф-фяк?     
 - О, великий Мардук! – спохватился Дильгамеш, держа себя обеими 
руками за голову.   
Дильгамеш  быстро  собрался  и  направился  к  начальнику  тюремной 
охраны.  В  его  покои    лекарь  прошел  без  затруднений.  Даже  когда  он 
проходил  по  коридорам  дворца,  то  охранники  приветствовали  его, 
дружественно кивая головами. 
-  Доброго  расположения  духа  Вам,  уважаемый  Дардебеш,  -  слегка 
приклоняя голову и прижав руку к левой груди, произнес Дильгамеш.  
- Да пусть услышат вас Мардук, - с отдышкой в голосе ответил тучный 
мужчина  и  указал  своим  пальцем  окольцованным  дорогим  перстнем  на 
пуфик. Это был начальник тюремной охраны. 
- Я  принес вам лекарство. Оно должно помочь вам, -лекарь склонился 
в почтенном поклоне. 
- Дайте же мне его скорей, - оживленно привстал со своего лежачего 
места Дардебеш. 
-  Его нужно пить три раза в день после еды, но учтите, хмельные яства 
вам пока противопоказаны, - Дильгамеш придал своему голосу суровый тон. 
- О, как тяжело. Я ведь за всю свою жизнь привык ни в чем себе не 
отказывать, – маленькие пальчики тюремщика бегали по толстому животу. 
- Вам обязательно необходимо соблюдать диету. Тем более при вашей 
трудной работе. Я слышал, что на днях под вашу охрану поместили каких-то 
беглых рабов?  
- Да-а-а, - прохрипел Дардебеш, запивая лекарство водой, - первый раз 
за всю мою долгою службу, я встречаю таких заключенных. Мало того, что 
они дети, так они еще и несут какую-то чушь про будущее.  Дихашах считает 
их колдунами, а мне кажется, что боги лишили их разума. Но мы, с вами 
знаем, как жаден и коварен Дихашах. Лично я бы послал  его ко… кх-кх-кх, - 
закашлял Дардебеш.    
- Мне лично он тоже не нравится, но вы же знаете, что он вхож к 
самому…, - Дильгамеш почти перешёл на шёпот. 
- Тс-с-с. Я этих бедняг посадил отдельно от остальных в мою личную 
темницу. Там им будет немного лучше, ведь у нее есть окошко, выходящее 
во двор тюрьмы. Какой не какой, а все свежий воздух. 
- А когда будет суд над этими беднягами? Я бы хотел посмотреть на 
это,- лекарь сочувственно пожал плечами. 
- Завтра в 12 часов по полудню… кх-кх-кх, - еще громче прежнего 
закашлял Дардебеш. 
- Не буду больше вас отвлекать, мне пора, - заторопился  Дильгамеш, - 
а вам необходим отдых, отдых и покой.  
Глава 8 
«Старый друг - лучше новых двух» 
Наступила ночь. Небо было усеяно яркими звездами, и большая полная 
Луна бросала свой свет на улицы Вавилона. Ребята сидели в сырой темнице 
на  холодном  полу.  Несмотря  на  то,  что  Соня  сидела  на  куртке  Тиши, 
которую он постелил, ей все равно было холодно. Сам Тихон изо всех сил 
пытался показать свое спокойствие, чтобы не вызвать страх у Сони.  
- Ты слышишь, Соня? Послушай, там кто-то есть, - Тишка показал в 
сторону маленького окошка. 
- Какая теперь разница, - с грустью в голосе прошептала дрожащим от 
холода голосом Соня. 
- Нам нужно как-то выбираться отсюда. Где же Законикус?  Он мог бы 
нам сейчас помочь? 
-  Фф-ффяк!  Я  сейчас  расплачусь,  на  меня  еще  никто  не  возлагал 
столько надежд, - послышался голос Законикуса.  
Ребята увидели в небольшом закрытым решеткой оконце довольную 
мордаху кота, которую он подпирал мохнатой лапой, а второй,  как будто- бы 
смахивал слезу.   
- Законикус, где ты был?  – радостно и осторожно  спросила Соня, 
подойдя ближе к окошку. 
- Это длинная история. Сейчас слушайте меня, - кот стал проталкивать 
через решетку какую-то вещь. 
- Что это, Законикус? – Тишка изо всех сил пытался ему помочь. 
- Это спасательный жилет, - прошипел кот. 
Ребята только хотели переспросить Законикуса, но он их перебил и 
продолжил: 
 - Слушайте меня и не перебивайте, у нас мало времени. Завтра, ровно в 
полдень, над вами состоится суд. Вас будут обвинять в колдовстве, и по 
местным законам вам нужно будет выплыть из быстротечной реки, чтобы 
доказать  свою  невиновность.  Для  этого  вам  и  пригодится  спасательный 
 
жилет. Кто-то один должен одеть его на себя незаметно. Когда вас бросят в 
реку,  вы  должны  держаться  вместе,  чтобы  спастись  обоим.  Помните, 
спасательный жилет один на двоих. И главное, ни при каких обстоятельствах 
не признавайте себя рабами. 
Законикус хотел что-то добавить, но услышал  шум приближающейся 
стражи,  и изобразив охоту на мышь, скрылся из виду. Потом Тихон и Соня 
долго  решали, кому лучше надеть спасательный жилет. Тихон предлагал 
надеть его Соне, так как он лучше нее умеет плавать. Соня убеждала Тихона 
в обратном.  Она говорила, что жилет должен быть на том, кто умеет хорошо 
плавать, чтобы спасти их обоих. Наконец, Тишка уступил и согласился. 
   Ребятам расхотелось спать. Думать о том, что предстояло назавтра, 
было мучительно, и Тишка спросил Соню:  
- Так значит, в то лето, когда мы спасли дельфина… мы встретились не 
случайно? 
Соня улыбнулась, подняла глаза на Тишку и подпёрла кулачком щёку. 
- Не случайно. Светлана Капитоновна моя бабушка. И я приезжаю к 
ней каждое лето в Москву. Живём мы совсем рядом с твоим домом. Ты на 
Покровке, а я на Машкова. Оська жил  в Лялином переулке. Он  ходил к 
бабушке  заниматься  историей.  И  что  она  в  нём  нашла?  Подумаешь,  по- 
французски  он говорит без акцента!- Соня скривила губки, но продолжила 
уже тише, – и по- испански..и по-арабски… 
Тишка  почувствовал,  что  что-то  укололо  его,  но  посмотрев  на 
погрустневшую Соню, отогнал тревогу. 
- Понятно..полиглот, значит?  
Соня встрепенулась: 
- Ну да, получается так…Только мне он не нравился. И коту моему. Но 
бабушка настояла на том, чтобы сделать его хранителем. Вот, рассказала про 
Книгу…,-  голос  Сони  совсем  стал  вялым  и  Тишка  увидел,  что  девочка 
засыпает, склонившись головкой к хрупкому плечу. Он укрыл её потеплее, а 
сам стал надевать спасательный жилет под футболку. Хорошо, что та была 
просторной и позволяла его замаскировать.  
Глава 9  
«Вавилонская ордалия» 
Наступило утро. Пленников доставили в храм Эсагилу. В этом храме 
находились  изображения  Мардука  и  других  шумерских  богов,  а  также 
небольшой водоем, рядом с которым стоял какой-то камень с высеченными 
на нем надписями. Это были законы Хаммурапи.  
На небольшой возвышенности сидели трое мужчин в туниках – это 
были судьи. Один из них поднял руку и известил всех присутствующих о 
начале суда.  
Обвинение начал Дихашах:  
- Я обвиняю этих двух светлокожих рабов в колдовстве! Все мои слуги 
видели, как они при помощи магии освободились от пут работорговцев и 
хотели превратиться в кошек! Их третий сообщник, так и сделал.- Перейдя на 
суеверный шепот, закончил обманщик. Он понимал, что ему нужно быть 
очень убедительным, иначе, его ждала неминуемая смерть за ложь.  
- Но,- продолжил лукавый Дихашах, скорчив жалостливую гримасу, - 
это всего лишь дети! Я прошу суд не убивать их, а вернуть их мне снова в 
качестве рабов. 
Судья, посмотрев на Соню и Тишу, испуганно стоящих неподалёку, 
спросил: 
   - Покажите ваши клейма рабов!  
Тиша, выступив вперёд, ответил:  
- Мы не рабы. И никогда ими не были! Дихашах врёт! 
Дихашах занервничал: 
-  Они  удалили  клейма!  Это  маленькие  колдуны!  Они  умеют 
пользоваться заговорами и даже перемещаться из одного конца света в 
другой! 
- Это правда? - Спросил судья ребят. 
Соня, опустив голову, сказала:  
- Мы не можем вам всего объяснить, так пусть всё решит Бог 
Шамаш.  
Судьи посоветовались и объявили о проведении ордалии (испытания). 
Все собравшиеся встали и пошли к обрыву быстрой реки. Когда Соню и 
Тихона  вела  стража,  то  они  обратили  внимание  на  недовольное  лицо 
Дихашаха. Они не знали о том, что он устроил это судилище для того, чтобы 
обратить  их  в  рабство,  так  как  не  мог  другим  способом  доказать  их 
принадлежность к рабам. Но он прекрасно понимал, что дети не пройдут 
процедуру  ордалий,  именно  поэтому  он  был  не  доволен  вынесенным 
решением суда. «А если всё - таки пройдут,-  подумал делец, - тогда меня 
казнят! Кто придумал эти законы? Кому они нужны? Деньги - вот главный 
закон. Кто богат, тот и прав!»  
 Перед кручей ребята остановились. Внизу был искусственно сделан 
высокий уступ и вода с грохотом срываясь вниз, образовывала водопад. «Он 
был  бы  прекрасен,  -  подумала  Соня,-  если  бы  не  знать  о  его 
предназначении».  
- Держись за меня, - шепотом сказал Тихон. 
  И вдруг, Дихашах, как будто что-то подозревая, выкрикнул:  
- Почему они должны проходить ордалию вместе. Пусть прыгают по 
очереди.  
-   Пусть  прыгают  вместе,  ведь  они  вместе  обвиняются,  -  какой-то 
мужчина выкрикнул из толпы и стал повторять это, а потом за ним стали 
повторять другие. 
- Вместе, вместе, вместе!!! 
Судьи переглянулись между собой, и главный из них показал рукой 
охране,  чтобы  они  сталкивали    ребят  одновременно.  Двое  крупных 
охранников взяли копья горизонтально и стали медленно оттеснять Соню и 
Тихона к краю бездны. Через  какое-то время места под ногами ребят не 
оказалось и они с криком прыгнули в крутящийся водоворот. 
Ледяная вода сразу пробралась в нос, уши и рот. Соня изо всех сил 
пыталась сохранять самообладание и крепко ухватилась пальцами за край 
футболки Тиши. Она понимала, что хватать его за руки, за плечи и ноги ни в 
коем  случае  нельзя,  иначе  жилет  не  поднимет  его  на  поверхность.  Соня 
сконцентрировалась  изо  всех  сил,  стараясь  быть  поплавком,  лёгкой 
пушинкой.  Тишка  был  хорошим  пловцом.  Уроки  деда  ему  здорового 
пригодились. Он  по – дельфиньи, работая корпусом и ногами, медленно, но 
верно всплывал!   
Огромная толпа людей на берегу  пыталась увидеть в водовороте тела 
несчастных подсудимых. Но из воды показался живой мальчик, а затем и 
девочка и все восхищённо закричали! Такое испытание было не под силу 
многим взрослым. 
 Как  ребята плыли   и пытались выбраться, смотрела огромная толпа, 
собравшаяся на вершине  обрыва  и вдоль берега реки. Среди этих людей 
стоял  мальчишка, закутанный  в тёмную ткань. Он  с большим  волнением 
наблюдал за всем происходящим. Соня одной рукой держалась за Тихона, 
который изо всех сил пытался грести против бурного потока, а другой рукой 
помогала  ему.  С  огромным  трудом  ребята  приближались  к  берегу,  но 
зацепиться было совершенно не за что…Вдруг, Тихон увидел неподалеку 
валун и попытался ухватиться за него.  
Дихашах, заметив, что детям удается выбраться, стал незаметно для 
всех прятаться в толпе, пытаясь улизнуть.  Когда ребята выплыли, то все 
люди заликовали. И только лишь Соня и Тихон стояли на берегу мокрые, 
усталые и не могли промолвить ни слова.  
- Невиновны!- сказал судья,- а Дихишаха разыскать и казнить! 
Когда толпа разошлась, к ребятам приблизился  человек, рядом с его 
ногами тёрся рыжий кот. Соня узнала в нем того мужчину, который крикнул, 
чтобы их скинули в реку вместе.  
- Тишка, это тот мужчина…, - не успела она договорить, как Тишка с 
озлобленным видом двинулся на незнакомца. 
- Остановись, Тихон! – прошипел Законикус, преградив путь мальчику, 
-  он помог вам остаться в живых, если бы не он, то Сони сейчас могло бы не 
быть. 
  Тихон остановился и задумался. 
-  Меня зовут  Дильгамеш, пойдемте со мной, я вам обо всем расскажу.  
   Дети и придворный лекарь направились в сторону городских ворот. Но 
за ними следовала ещё одна тень, стараясь изо всех сил быть незамеченной.  
 
 
Глава 10 
«Петля времени» 
 
По  дороге  Законикус  рассказал  ребятам,  как  их  спасали.  Через 
некоторое время Соня, Тихон, Законикус и их спаситель были уже в доме в 
добром расположении духа.  
- Несмотря на то, что нам удалось спасти вас, радоваться пока еще 
рано, вы не нашли то, за чем сюда прибыли. И не найдете.  
- Вы так и не сказали, кто вы, - спросил Дильгамеша Тихон.  
- Это первый хранитель книги, - успокоил Тихона Законикус. 
-  Раз  вы  первый  хранитель,  то  вы  и  начали  писать  «Правду»?  – 
спросила Дильгамеша Соня. 
- Нет, не я, - увидев удивленный взгляд ребят, Дильгамеш продолжил, - 
дело в том, что эту книгу мне передал мой отец, когда мне было 12 лет. На 
ней было записано всего лишь несколько табу и два заклинания. Как я понял 
позже,  одно  для  перемещения  в  прошлое,  а  другое  для  перемещения  в 
будущее.  Первым  можно  воспользоваться  без  книги  «Правды»,  а  чтобы 
воспользоваться  вторым  –  нужна  книга  и  сила  двух  хранителей 
одновременно. 
-  Так  значит,  ваш  отец  начал  писать  книгу?  -    прервала  монолог 
Дильгамеша Соня. 
- Вы сейчас очень сильно удивитесь, но дело в том, что я не знаю, кто 
ее начал писать, - глаза ребят сделались еще шире, а рты медленно стали 
открываться от удивления. 
- В тот день, мой отец пришел домой весь взволнованный, забрал меня 
и мы пошли с ним в Долину Змей. Там я увидел то, что никогда не видел в 
своей  жизни.  Когда  мы  поднялись  на  один  из  барханов,  то  перед  нами 
открылась  удивительная картина.  В  песке  был виден какой-то механизм 
серебристого  цвета.  Он  был  похож  на  диск.  Одна  из  его  частей  была 
погружена в песок, а остальная виднелась над землёй. Рядом сидел человек в 
 
 
странной  одежде,  у  которой  не  было  видно  застежек  и  непонятно  где 
заканчивается верх, а где низ.  В ногах у него лежал круглый шлем с черной 
защитой для глаз. Он очень трудно дышал, с его лба медленно текла кровь.  
Было видно, что он вот-вот потеряет сознание. Мы попытались ему помочь, 
но он отказался от помощи. Мужчина передал отцу  книгу и попросил ее 
открыть. Когда мы открыли книгу, все страницы на ней были заполнены, но 
через  мгновение,  текст  стал  пропадать  со  страниц.  Мы  с  отцом  очень 
удивились, но этот человек сказал нам, что эту книгу он передает нам, и с 
этого момента мы должны хранить ее для своих потомков и записывать в нее 
все достижения в области права и закона. Хранителей должно быть двое и 
они  должны  отвечать  моральным  и  нравственным  требованиям  своего 
времени. И еще он добавил, что заклинание о перемещении в будущее нужно 
использовать  только  тогда,  когда  пойдет  речь  об  угрозе  существования 
цивилизации. Если это сделать по каким либо другим причинам, то потоки 
времени искривят пространство и наступит мрак.  
- А что случилось с этим человеком потом? – спросил озадаченный 
Тишка. 
-  После  того  как  мы  взяли  книгу  и  выслушали  его,  то  песок  стал 
засасывать этот механизм вглубь, а человек забрался на край этого диска, 
посмотрел в небо, что-то произнес и спокойно позволил песку  поглотить его, 
- смотря вдаль закончил Дильгамеш, - осталась только сумка, в которой были 
непонятные для меня вещи, среди которых и спасательный жилет. 
- Вы сказали, что мы не найдем здесь книгу. Почему? –, продолжал 
допытываться  Тишка. 
- Дело в том, что злобный Осип с книгой не перемещался сюда. О том, 
что случилось в будущем, мне рассказал Алексей Никонорыч.    
 
 
 
 
 
 
Глава 11 
«Делай добро, и оно вернётся!» 
- Как бы ни так,- прошептал чёрный человечек, прятавшийся за буйной 
зеленью под окном, - не перемещался! Это ваш старый Никонорыч не смог 
найти мой след. Значит, они не знают, что книги у меня нет. А что, если 
попробовать прочитать тот вариант, что у Дильгамеша? 
-  Вы  знаете,  а  мне  кажется,  я  видела  Осипа,  когда  мы  пытались 
выплыть,- задумчиво сказала Соня. 
-  Не  может  быть.  А  тебе  не  показалось?  У  меня  тоже  вся  жизнь  
промелькнула перед глазами, - с небольшой насмешкой сказал Тишка. 
- Вообще-то, у меня фотографическая память. Это у тебя всё время 
одни видения, - отвернувшись от Тихона, сказала Соня с обидой в голосе.  
- У меня видения? Да знаешь ли ты, что у меня первый юношеский 
разряд по плаванью, если бы не я, то …, - Тихон не стал продолжать дальше, 
так как увидел, что Соня нахмурилась и приготовилась сказать очередную 
колкость. 
  Законикус нервно дёргал хвостом и выпускал коготки. 
- Хранители не должны ссориться. Хорошо, что обошлось без трагедий. 
В этом заслуга всех, - попытался примирить ребят первый хранитель.  
- Вот так всегда, как только поверишь, что встретил настоящего друга, 
а он  - на тебе…, - выпалила Соня и вышла из дома Дильгамеша.  
- Соня, не уходи далеко! - крикнул ей вслед  лекарь. 
-  Что это ты стал задаваться?- Законикус распушил усы и с обидой 
посмотрел на Тишку. 
Тишка и сам не знал, с чего это он вспылил. Может, потому, что Соня 
вспомнила об Оське? 
 Соня бродила по улицам города и не заметила, как потерялась. Она 
остановилась и стала оглядываться по сторонам, пытаясь найти дорогу.  Ей 
навстречу, брёл старичок с осликом, и Соня обратилась к нему: 
 
 
-  Уважаемый,  скажите,  как  пройти  к  дому  придворного  лекаря.  Я 
заблудилась.  
Старичок, посмотрел на Соню и сказал:  
- Ты можешь сесть на моего осла, я отвезу тебя. Теперь я помогаю 
всем,  кто  обратится  ко  мне  с  просьбой  о  помощи.  Ведь  ради  меня    бог 
правосудия Шамаш свершил чудо! Он послал ради моего спасения рыжего 
говорящего кота!  
- Кота? - Соня засмеялась,- пушистого? 
- Да, дитя! – старичок щебетал, без устали – пушистого, жёлтого кота, с 
огромными , как два опала,  глазами! О, его послал на моё спасение Мардук! 
Весь город знает об этом!  
- Как же он спас вас? 
- Меня оклеветал похититель моей красавицы дочери. Он запер её в 
своём дворце. А она, бедняжка, сопротивлялась и разбила о его голову два 
кувшина.  За это он приказал схватить меня и обвинил в воровстве. Я бедный 
крестьянин, мне нечем откупиться. И я не стал свидетельствовать против 
дочки.  Бог  правосудия  увидел  это  и  сотворил  чудо!  Он  явился  в  образе 
жёлтого  кота  и  сказал,  чтоб  меня  освободили!  Сказал!  Человеческим 
голосом! Это хороший знак! Хороший знак!  
   Соня поняла уже, что её пушистик не терял времени даром, пока они 
томились в ожидании ордалии. Эта история развеселила её. И дедушка был 
счастливым  и  довольным,  он  пел  песенку  и  город,  казалось,  светился  от 
радости и веселья. Вдруг, Соня почувствовала, что кто-то  схватил её за 
плечи  и  крепко  зажал  рот  рукой.  Её  сдёрнули  с  ослика.  А  старичок 
продолжал уходить, ничего не заметив дальше, помахивая прутиком. Керкес 
и Хашим, завернув добычу в мешок, бросили её в колесницу и направили 
коней на окраины Вавилона.  
   Прошло больше трёх часов, а Соня не возвращалась. Законикус обежал 
все  соседние  переулки  и  Дильгамеш  нетерпеливо  топал  ногой.  Тихон 
топтался  возле  дома  и  тысячу  раз  пожалел  о  ссоре.  Когда  стало  совсем 
 
 
смеркаться, к дому подошёл старичок с осликом. Увидев, Тишку он спросил: 
    - О дитя, не ждёшь ли такую же светлокожую девочку? 
   - Да! Вы видели её? – Тишка уже почувствовал, что-то неладное.  
  -  Да,  она  заблудилась  и  попросила  меня  проводить  к  дому  лекаря 
Дильгамеша. Она сидела на моём осле, но куда-то исчезла ! Я подумал, не 
добралась ли она сама, вспомнив дорогу? 
  - Нет, она не пришла! - Тишка был в отчаянии.  
  -  О,  великий  Мар….дук!,-  старичок  запнулся,  уставившись  на 
появившиеся в зелёной листве, жёлтые кошачьи глаза. Потом он рухнул на 
колени и удивлённый Тишка увидел, что глаза старика затуманились и он , 
словно во сне стал говорить низким утробным голосом. 
  - Вижу, двух высоких мужчин. Они хватают девочку и бросают её в 
колесницу. Один говорит другому: « Теперь-то этот чёрный демон отстанет 
от нас. Получит наложницу и оставит наши души в покое» 
  Старик очнулся. Взгляд его прояснился.  
  - Мне показалось, я видел глаза моего спасителя..  
Из кустов появился Законикус. Старичок восторженно закричал: 
   - О, мой  повелитель! Ты второй раз одариваешь меня своим явлением!  
  - Отведи нас на место, где была похищена Соня. 
Старичок снова впал в своё невесомое состояние, развернул ослика и 
пошёл вдоль улиц, помахивая прутиком. За ним поспешили Тишка. 
 -  Как ты это сделал?- спросил Тишка кота. 
-  Ф-фяк!  Ничего  сложного  –  обычный  кошачий  гипноз,  -  махнув 
лапкой, сказал Законикус, - это способны делать, только коты моего вида. У 
ваших домашних - остался лишь рудимент - они гипнотизируют мышь. 
Придя на место похищения, старичок снова пришёл в себя и сказал: 
- Вот на этом месте, я ещё разговаривал с вашей девочкой.  
Потом он обратился к лавочникам, выглядывающим из-за груд разного 
товара. 
- Не видел ли кто, как похитили девочку, сидящую на моём ослике? 
 
 
Но все только испуганно пожимали плечами. И только один молодой 
резчик по камню сказал, что здесь часто пропадают люди, особенно, если они 
молоды и сильны. Кто-то промышляет работорговлей. Хотя этот заработок в 
Вавилоне не считался достойным занятием.  
Не  добившись  больше  никаких    сведений,    Тишка  и  Законикус  
повернули к дому Дильгамеша.  
 
 
Глава 12 
«Змеиная яма» 
   Когда Осип сбежал от пастуха, он вышел в саванну, покрытую густой 
травой и кустарником. Высокие заросли тростника скрывали опасности, к 
которым домашний Оська был совершенно не готов. Ядовитые змеи кишели 
в высокой траве, а из кустов доносилось рычание леопардов. Но он не мог 
погибнуть. У злобного Оськи была цель – во что бы то ни стало найти книгу 
«Правды»  и  стать  тем,  кого  боятся  и  почитают,  перед  кем  дрожат  и 
раболепствуют.  Да,  это  стало  его  навязчивой  идеей.  Почему?  Да  чтобы 
доказать этим хранителям, что ПРАВДЫ на земле не бывает, она слаба, и 
меркнет перед силой зла и беззаконием.  
  Опираясь на палку, которой он разгонял змей, Осип продирался сквозь 
бурьян, надеясь найти место для следующего ночлега. Но далеко он не ушёл. 
Его встретили люди из племени, по территории которого он так смело шагал. 
Это  племя  жило  общиной.  И  не  признавало  вавилонских  законов.  Там 
правили традиции и табу. Так как местность была сильно заросшей и от 
городов-государств  они  отделялись  естественными  преградами,  в  виде 
множества протоков, болот и трясин, воины правителя (лугаля), не особо 
докучали  этим  племенам.  Что  позволяло  им  разбойничать  на  дорогах, 
отбирать у кочевников скот и продавать людей в рабство. Жизнь  в таких 
племенах не отягощалась строгими обязанностями и Осип, быстро сошёлся с 
вождём племени, благодаря своим способностям, позволяющим расположить 
к себе дикаря.  
  Именно  в  такое  место  и  доставили  Соню  Керкес  и  Хашим.  Они 
поставили девочку перед Осипом, и осторожно сняли с неё покрывало.  
  Соня зажмурилась от яркого света, но привыкнув, взглянула на фигуру 
в чёрной одежде, стоявшей перед ней.   
  -  Всё-таки,  ты!  –  сверкнув  глазами,  девочка  сжала  кулачки.  – 
Предатель! Зачем ты всё это натворил? 
 
 
  -  Ты  прочтёшь  со  мной  Книгу,  -  голос  Осипа,  показался  Соне 
незнакомым.  Совсем  не  ребячьим,  а  каким-то  глухим  и  неприятным. 
   -  Нет,-  медленно  сказала  Соня,-  этого  не  будет  никогда. 
Осип  усмехнулся,  и  Соня  увидела,  что  лицо  экс-хранителя  покрылось 
морщинами. От этого становилось жутко.   
   - Посмотрим. Уведите её в землянку со змеями.   
Упирающуюся девчушку быстро унесли, исполняя приказ. А Осип обратился 
к двум похитителям.   
   - Вы  сделали  половину  работы.  Вернитесь  в  дом  лекаря  и  найдите 
книгу, которую он хранит, как зеницу ока.  В ней лекарь пишет летопись 
Вавилона,  записывая  туда  все  законы  и  правила.  Только  после  этого,  я 
отпущу вас.  
      Два разбойника испытывали такой страх перед этим «чёрным демоном»,  
так прозвали его в племени, что не смели даже поднять глаз. Они вскочили в 
свою  колесницу  и  Осип,  дрожащий  от  нетерпения,  направил  луч  своего 
виртбраслета на коня , копыта которого через мгновения стучали по мощёной 
дороге , ведущей к Вавилону. 
  Соню привязали к столбу посреди ямы в земле, края землянки с одной 
стороны  прилегали  к  болотцу,  заросшему  тростником.  Два  здоровенных, 
воинственного  вида  человека,  с  гримасой  страха  поспешили  убраться 
подальше. Соня, затаив дыхание, старалась сконцентрироваться и понять, что 
может  она  предпринять.  Вдруг,  на  краю  ямы  показалась  черноволосая 
детская голова с удивлённо распахнутыми глазами. Это была девочка, на 
голове её было множество косичек, переплетённых красивыми  бусинками, 
смуглая  кожа  и  одежда  из  лёгкой  грубой  ткани.  Девочка  минуту  молча 
смотрела на Соню и сказала: 
  - Постарайся не шевелиться, даже если совсем будет больно, дыши 
редко  и  тогда,  может  быть,  они  не  услышат,  как  бьётся  твоё  сердце. 
  Соне стало очень страшно. Трава на краю ямы шевелилась, и что-то 
настороженно наблюдало за ней. 
 
 
   - Черный демон охотился за тобой. Пока ты не отдашь ему то, что он 
ищет, он не оставит моё племя в покое. С его приходом, в племени начались 
несчастья.  Хоть  он  и  мал  по  годам,  но  демоны наградили  его  огромной 
властью над разумом людей. Наш жрец сделал его своей правой рукой. И 
теперь, за каждое неповиновение люди оказываются в этой яме. Если змеи 
полюбят тебя, то по закону моего племени, ты будешь свободна. Но если ты 
разозлишь их, отсюда не выберешься до рассвета. 
  - Кто придумал такие законы?- не выдержав, всхлипнула Соня,- это 
бесчеловечно. 
  - Я не понимаю, о чём ты говоришь,- сказала девочка,- жрец решает, 
когда человеку родиться и когда умереть, даже если тебе очень не хочется, 
такова воля Богов! 
  - Нет! Это неправда! - Крикнула Соня и трава забурлила вокруг ямы,- 
жрец  не  может  этого  решить  он  такой  же  как  и  вы  человек! 
  Девочка  закрыла  ладонями  уши  и  отшатнулась  от  землянки: 
  - Ругать вождя или жреца – табу! Я предупредила тебя, наши жрецы- 
дети Богов, их нельзя ослушаться, а тебе будет горе за такие слова. 
  Соня услышала, как девочка бросилась прочь.  Одновременно, что-то 
плюхнулось в яму за спиной, соня не могла видеть, но ужас охватил её с 
головы до ног.  
  «Это  змея,  -  содрогаясь  от  страха  и  отвращения,  подумала  она,- 
крикнуть Оську? Неужели он хочет ,чтобы я умерла? Нет. Не буду. Лучше 
смерть, чем унижение перед таким подлецом». 
  В яме было мокро, но движения не было. Соня начала думать, что ей 
показалось, и мышцы  стали расслабляться, как что-то плоское ткнулось ей в 
голень. Слабость сдуло, как ветром. Каждый мускул снова превратился в 
железо.  И  Соня  увидела  огромную  голову  змеи  с  большими  жёлтыми, 
немигающими  глазами.  Змея  стала  медленно  обвивать  ноги  девочки, 
поднимаясь всё выше.  Сердце задрожало и всё поплыло перед глазами.  
 
 
  - Я могу остановить её,- услышала Соня глухой и чужой Оськин голос,- 
только согласись прочитать Правду наоборот.   
  Оська стоял на краю ямы и наблюдал за лицом Сони. «Что же со мной 
такое?- подумал он,- мне совсем не жаль её? А ведь я так хотел доказать ей, 
что я могу сделать для неё намного больше, чем старые хранители!».  
  - Нет,- бледнеющими губами, произнесла Соня и потеряла сознание.  
Осип, подняв руку, направил луч от виртбраслета в темя змеи. Она, 
окутав Соню почти до плеч, остановилась, и, не разжимая своих объятий, 
уснула,  вывернув  голову  и  уставившись  своими  немигающими  глазами  в 
пустоту. Осип медленно уходил от змеевника. Он думал, как сломить волю 
Сони и ждал возвращения  Керкеса и  Хашима с добычей.  Мучения Сони 
продолжились и на следующий день. Осип заставлял змею просыпаться и 
пугать Соню. Девочка уже привыкла к объятиям огромной болотной змеи и 
не  обращала  внимания  на  выкрики  и  угрозы  Осипа.  Иногда  перед 
мутнеющим  взором  Сони  появлялась  черноволосая  девочка: 
  - Меня зовут Лутур,- однажды сказала она,- заставь своё сердце биться 
тихо-тихо  и  тогда  змеи  не  услышат  тебя,  испытание  не  может  длиться 
больше трёх дней, нарушить это правило не может никто - табу. 
Соня слушала её и снова проваливалась в забытьё. Осип злился, вновь 
усыплял  змею,    и  надеялся  в  последний  третий  день  сломать  волю 
хранительницы. Керкес и Хашим должны были вернуться с часу на час. 
 
Два головореза были хороши в на открытых дорогах низменности, где 
каждый куст был их укрытием, но город- таил для них опасность. Там всегда 
было  много  стражи,  как  верховного  правителя  (лугаля),  так  и  богатых 
горожан. Подобравшись к дому Дильгамеша, и перемахнув через изгородь, 
они ловко обошли охрану придворного лекаря и, проникнув в дом, увидели 
хозяина,  сидящего  задумчиво  перед  окном,  смотревшим  на  оживлённую 
площадь. Дильгамеш уже увидел возвращающихся Тишку и Законикуса и 
понял, что девочку не нашли. В глубокой печали Дильгамеш поспешил на 
 
 
встречу своим гостям. Но повернувшись лицом к выходу, он встретился с 
непрошенными. 
  - Отдай Книгу, которую ты пишешь,- прокричал Хашим, закутанный во 
всё чёрное с головы до пят.  
Дильгамеш, мгновенно поняв, кто перед ним, закачал головой в знак 
согласия,  рукой  показывая  на  сундук  метрах  в  трёх  от  себя.  Разбойники 
попятились к сундуку, наставляя острый кинжал в сторону лекаря. Но это не 
спасло их.  Плавно опустив руку  на колонну, рядом с которой находился 
Дильгамеш, он провёл рукой по резной поверхности и пол под разбойниками 
разверзся, за секунду проглотив и их самих и звуки их криков. В это время 
Тишка и Законикус вошли в комнату и, выслушав взволнованный рассказ 
хозяина, сели в раздумье за круглый стол. 
- Я бы вцепился им в бороды! Я бы вгрызся им в пятки! Мало они 
получили от меня при первой встрече, бесполезные животные! – Законикус 
негодовал и по-кошачьи, дёргая хвостом, кружил по комнате.    
-  Эти  разбойники,  не  умерли,-  сказал  Дильгамеш,-  моя  ловушка 
устроена так хитро, что внизу много соломы, и охрана уже достала их из 
каменного мешка. Сейчас мы призовём этих преступников и допросим их.  
Начальник тюремной охраны Дардибеш был вызван для допроса. 
-  Вам  не  нужно  присутствовать  при  этом,-  тихо  сказал  Дильгамеш 
Тихону. – Я думаю, вам стоит собираться в дорогу. Мы едем на поиски Сони. 
 
 
Глава 13 
«Борьба за жизнь» 
 
Через час, отряд воинов Вавилона, выступил в направлении племени, 
дорогу  к  которому  показывали  Хашим  и  Керкес,  идущие,  привязанными 
между  двумя  лошадьми.  Малейшее  подозрение  в  том,  что  они  врут  и 
запутывают след и лошади бы  направились в разные стороны. За нападение 
на  Дильгамеша  им  полагалась  смерть.  Поэтому  спасение  Сони,  было  их 
единственной надеждой на сохранение жизни.   
Дорога путников была непростой и опасной, т.к. климат Двуречья в 
древности не был похож на сегодняшний. Между реками  Тигр и  Евфрат  
располагались болота, озера и были окутаны зарослями высокого тростника.  
Высокие участки были похожи на саванну, в которой обитали ядовитые змеи, 
москиты и хищные животные, такие как львы, леопарды и свирепые туры.  
Простирание  Персидского  залива  дальше  к  северу  и  впадение  двух  рек 
самостоятельными руслами в лагуну делало климат влажным. Продвигаться 
по такой местности можно было только по речным протокам. Кроме того, 
половодье  в  тех  местах  было  делом  обычным.  Его  последствия  были 
катастрофическими:  жилища  и  хозпостройки  сносило  сильным  южным 
ветром,  а  быстрый  разлив  воды  с  лагуны  уничтожал  посевы  местных 
жителей.  
Чтобы  быстрее  достичь  племени,  отряд  захватил  с  собой  легкие 
челноки  из  тростника,  такие  использовали  рыбаки  той  местности.    Как 
только они вышли к речной артерии, то сразу же спустили челноки на воду, 
загрузились в них и продолжили свой путь по водной дороге.  Судёнышки 
медленно заходили вглубь тростникового  царства. Пассажиры оглядывались 
по  сторонам,  прислушиваясь  к  различным  звукам,  а  небольшие  лодочки 
проходили  сквозь  узкие  водные  проходы.  Было  так  жарко,  что  люди  не 
успевали вытирать пот с лица, а на их одежде проступали белые от соленого 
пота пятна. Вдруг челночный караван вышел на простор небольшого разлива, 
 
 
по берегам которого располагалась равнина, окруженная саванной. Путники 
плыли уже несколько часов и изрядно устали и проголодались. Было принято 
решение остановиться на привал. Челноки привязали веревками к вбитым в 
землю кольям, выгрузили провизию и  приступили к обустройству лагеря. 
Дильгамеш спросил Хашима 
- Долго ли нам осталось  до конца пути? 
 Выяснилось,  что  еще  нужно  ехать  несколько  часов.  Учитывая,  что 
Солнце катилось к закату, было решено остаться на ночлег. 
Хашим и Керкес горестно жались друг к другу и Тишка решил сам 
поговорить с ними. 
- Значит, вы похитили Соню, чтобы продать её в рабство?  
Хашим  посмотрел  на  Тихона  глазами,  полными  тоски  и  страха: 
- Это наше ремесло. За рабов можно выручить хорошие деньги. 
-  Но Соня, свободный человек, она дочь свободной женщины. Разве вы 
не  боитесь  Божьего  суда?  –  Тишка  был  поражён  бессердечностью 
работорговцев. 
- О, юноша! Боги отвернулись от нашего племени, с той поры как в нем 
поселился сын чёрного демона. С тех пор, наши ремесленники, кормившие 
племя  честным  заработком,  впали  в  крайнюю  нищету  и  стали  просить 
милостыню,- продолжил Керкес, - всех пленных ослепили, чтобы они уже 
никогда не смогли выбраться сами и заставили их работать на полях, давая 
им столько еды, сколько необходимо, чтобы выжить. Чёрный демон заставил 
наших соплеменников платить дань ему, а кто не подчинился окончил свои 
дни в змеиной яме.  
-  Мы  давно  промышляем  поимкой  беглых  рабов,  не  брезгуем  и 
грабежом, за границами номов или городов это не преступление,- Хашим 
хотел задобрить Тишку.  
- Что же это за демон?  
-  Упоминать  о  нём  больше  двух  раз  в  день  -  ТАБУ,  -  Керкес 
поморщился,-  он  может  оказаться  здесь  в  любую  минуту.  У  него  есть 
 
 
волшебный луч на запястье. При помощи него он перемещается из одного 
конца света в другой. 
У Тишки закрались подозрения: 
- А какой он - этот чёрный демон? 
- Мы не видели его лица никогда. Но он молод, может быть чуть-чуть 
постарше тебя,- Хашим немного подумал и добавил,- кажется, я слышал, как 
вождь племени назвал его – Осс. 
- Осип?- воскникнул Тихон. 
- Может быть…,- Хашим повернулся на бок и захрапел.  
Когда Солнце зашло за горизонт, жара сменилась прохладой, на лагерь 
опустилась тёмная ночь. И только свет большой луны и нескольких костров 
освещали поляну с уставшими путниками. Из саванны доносилось глухое 
урчание.          
-  Что это за звук? – спросил  Тихон лекаря. 
-  Похоже на  рычание львов или леопардов,- Дильгамеш прижал к себе 
своё оружие. 
-  Законикус, это твои сородичи, братья старшие, - пошутил Тишка. 
 Законикус  и  не  собирался  спать,  ночь  -  обычное  дело  для  кошачьих 
прогулок.    И  кот,  вздыбив  шерстку,  взобрался  на  огромный  куст, 
всматриваясь в темноту и подёргивая усами. 
Дильгамеш продолжил: 
-  Не  стоит  расслабляться.    Хотя,  в  основном,    львы  стараются 
держаться подальше от людей, среди них всё же есть львы – убийцы. Это 
очень страшные хищники. Для защиты своей территории они готовы даже 
вступить  в  схватку  с  человеком.  А  в  брачный  период  они  буквально 
«зачищают» от всего живого свою территорию.  Эти львы убивают жертву не 
для того чтобы наесться. Они убивают, ради убийства.  
Даже бесстрашных стражников охватил ужас от рассказа Дильгамеша и они  
крепче вцепились в копья и стали оглядываться по сторонам. Но усталость 
 
 
сделала  свое  дело  и  путешественники  заснули.  И  даже  у  караула, 
настороженность сменилась легкой дремотой.  В лагере воцарилась тишина.  
     Среди тишины то там, то тут хрустели веточки сухого кустарника и из 
темноты на тусклый свет, исходящего от костров, медленно стал выходить 
огромный  зверь.  Это  был  лев,  необычайно  крупного  размера.  Он 
осмотривался по сторонам, втягивая ноздрями воздух и  выискивая слабую 
жертву. Животное направилось к месту, где спал Тишка и Дильгамеш. Но 
причинить вреда он им не успел. Сверху, со звериным рыком, прямо перед 
мордой  льва,  упал  и  угрожающе  изогнулся  Законикус.  Маленький  кот, 
обнажив  клыки,  испустил  такой  дикий  кошачий  вопль,  что  лев,  от 
неожиданности, дунул  на него из огромных ноздрей и повернул в сторону 
связанных пленников.  
В лагере все тут же проснулись и увидели как огромный хищник одним 
прыжком достиг  Хашима и ударил его громадной лапой по груди. Хашим 
пытался сопротивляться как мог, но связанные руки мешали ему. Керкес 
пытался помочь своему другу, но лев резко повернул голову в его сторону, 
раздался громкий рык и ужасный человеческий крик. В ту же минуту  Керкес 
упал  без  движения  и  алая  кровь,  пульсируя  стала  вытекать  из  его  шеи.  
Стража  опомнившись, схватилась за копья и обступила льва. Тот бросил 
раненого Хашима и издавая чудовищное рычание стал наступать на стражу. 
Вдруг из темноты выпрыгнули еще два льва и  вцепившись в спины двух 
стражников. Ужасные крики доносились из саванны.   Остальные стражники 
стали копьями колоть львов. Завязалась битва людей с царями зверей. Самый 
большой лев прыгнул в гущу событий и сбил с ног  защищавшихся. Львы 
сгруппировались и собрались вновь напасть, но вдруг  грудь одного из них 
пронзила  стрела,  и  он  рыча  от  боли,  упал  на  землю.  Это  Дельгамеш 
прицелился поточнее из своего лука  и выпустил стрелу.  Львы как будто 
почувствовали, что их силы не равны и стали медленно отступать, издавая, 
леденящее душу шипение, вой  и рык. Законикус победоносно промяукал 
что-то на своём кошачьем и снова взобрался на свой наблюдательный пункт. 
 
 
Он  чувствовал  себя  героем.  Побывать  в  таком  сражении  не  каждому 
домашнему  коту  довелось!  Подсчитав  потери,  люди    не  рискнули  
отправиться в погоню в саванну, так как темная ночь полностью была на 
стороне хищных животных.   
После  нападения  львов  на  лагерь,  путешественники  перевязали  
раненых и стали складываться на челноки. Керкес погиб в схватке со львом. 
Тихон увидел Хашима совсем другого. Он искренне переживал по потере 
друга и периодически повторял: 
 - Ос!!!  Ос, чёрный демон, сколько несчастий принёс ты нам,-  а потом 
качал головой из стороны в сторону.  
Хашима и еще двух раненых стражников погрузили  в один челнок. 
Было принято решение Хашима развязать, так как он был ранен и не смог 
сбежать.    Лекарь  осмотрел  его.    Отойдя  подальше,  он  сказал  Тишке: 
    - Раны на его руках очень глубокие, одну руку лев повредил так, что 
Хашим скорее всего не сможет больше ею работать.  
Когда путники продолжили свой путь, Тишка смотрел на Хашима и 
ему искренне было его жаль.  
В тот момент, когда Осип удалялся от ямы со змеями, отряд подходил к 
границам племени, дозор, заметив вооруженный отряд  Вавилонских воинов, 
бросился  к вождю. Вождь хотел принять решение не давать бой хорошо 
вооруженным воинам Вавилона. Но Осип взял на руки маленькую девочку, 
которая разговаривала с Соней – это была дочь вождя племени, и приставив 
нож  к  ее  горлу,  приказал,  чтобы  тот  послал  своих  воинов  в  атаку  на 
вавилонян.  Завязался  бой.  Вавилоняне  стали  теснить  людей  племени  к 
обрыву, называемому местными жителями «оврагом змей».  Осип увидев, 
что силы неравны, бросился к челнокам и, прикрываясь девочкой, сел в один 
из  них,  содрогаясь  в  проклятиях.  Когда  он  немного  отплыл  от  берега  – 
бросил девочку в воду. Тишка быстро прыгнул в другой челнок и бросился в 
погоню  за  Осипом.  Дильгамеш  стал  спасать  дочку  вождя,  а  Законикус 
бросился на  поиски Сони.  
 
 
Тишка греб веслами изо  всех сил и  не смотря на то, что челнок с 
трудом поддавался,  все же догонял Осипа. А тот  понимая, что его могут всё 
же настигнуть, лихорадочно искал способ избавиться от погони. Он увидел в 
своем  челноке  лук  и  стрелы.  Он  бросил  вёсла  и  стал  стрелять,  лодки 
неумолимо сближались. Тишка пытался уклониться  от выпущенных стрел, а 
когда понял, что из-за этого теряет скорость его челнок, то выпрямился и 
начал грести в полный рост. Он решил: «Еще один рывок, я  догоню Оську и 
прыгну в его челнок!» Осип прицелился и выпустил очередную стрелу из 
лука, она летела точно в грудь Тишке, но мальчик упорно греб, видя при 
этом, как стрела летит прямо в цель. Вдруг из-под какой-то ветоши перед 
носом мальчика возник Хашим. 
- Все, - промелькнула мысль у Тишки,  - но Хашим рухнул на мальчика 
замертво. 
Последнее, что произнес Хашим:  
 - Демон отпустил меняяя… 
Тишка освободившись от тела Хашима, заметил в его спине стрелу. 
Челнок остановился, дальше погоня была бессмысленна, Осип уплыл уже  
слишком далеко.    
На  берегу  все  с  нетерпением  ждали  возвращения  мальчика. 
Черноголовая девочка позвала Тишку  и  Дильгамеша  за собой и привела их 
к змеиной яме. Там уже застыв в отчаянии сидел Законикус, его глаза были 
так  печальны,  что  без  слёз  невозможно  было  смотреть  на  тоскующее 
животное.  
 Картина, которая предстала перед глазами спасителей, была ужасна! 
Соня с бледным лицом полувисела на кольцах огромной змеи, их оплетало 
ещё  не  меньше  двадцати  змей  поменьше.  Они  думали,  что  их  королева 
умирает и пытались согреть её холодное тело.  
Дильгамеш  заставил  жреца  племени  очистить  тело  девочки  от  
рептилий даже под страхом укусов. Это было своеобразной ордалией для 
него. Что он и сделал. Но, снимая с Сони кольца королевы, одна змея вонзила 
в него свои ядовитые зубы. И жреца унесли под всхлипывания и плачь семьи. 
Соню подхватили на руки и положили в палантин.  Законикус приложил свои 
рыжие уши к груди хранительницы и стал чутко прислушиваться.  
- Она жива! Её сердце бьётся! Очень тихо, но бьётся!!!! 
Тут же за дело взялся Дильгамеш. Он не зря достиг высот в своём 
искусстве. Открыв глиняный сосуд с пахучей травой он поднёс его к лицу 
Сони, и та сделала глубокий вдох. Румянец снова появился на её щечках. 
Через полчаса Дильгамеш поднял девчушку на ноги. 
Слёзы счастья покатились из глаз Тишки и Сони, когда они увидели 
друг друга.  
Спасители Сони оставили племя и отправились в Вавилон. Несмотря на 
то, что дело уже шло к завершению дня, путники не хотели оставаться в 
змеином питомнике. 
Наступила  ночь,  челноки  медленно  рассекали  водную  гладь. 
Наращивая  скорость,    гребцы  сменяли  друг  друга  за  веслами.  Болотные 
пейзажи, сменяли заросли саванны и пение цикад сливалось в большой и 
органичный оркестр. Законикус сидел на носу челнока и встревожено водил 
ушами. 
- Что – то не так, Зак? – спросил Тишка. 
- Прислушайся, кроме кузнечиков, я слышу ещё какой-то звук. – кот 
выпустил когти и вытянул шею навстречу ветру,- и этот звук приближается!   
Все сидящие в челноках заволновались. Шум всё яснее проступал, а 
песни цикад прекратились.  Путешественники стали быстрее грести веслами 
и вглядываться в темноту ближневосточной ночи. Поднялся сильный ветер, и 
Дильгамеш  отдал  приказ  пристать к    берегу. Запалили  факела,  чтобы  не 
наткнуться на камни.  Когда до земли осталось совсем немного, вода у берега 
забурлила  и  понесла  лодки  назад,  к  середине  реки.  Оглянувшись,  люди 
увидели в отблеске света факелов огромную стену воды, надвигающуюся 
неумолимо  на  них.    Через  секунду  лодки  были  опрокинуты  и  накрыты 
волной,  которая  двигалась  вглубь  русла,  и  людей  разметало  в  разные 
 
 
стороны.  Все боролись со стихией. От удара волны Соня потеряла сознание, 
но Дильгамеш не позволил реке утащить её маленькое, послушное тельце. В 
последний момент перед ударом стихии он успел обвязать себя верёвкой и 
другой её конец прикрепив к древку стрелы, что есть силы выстрелить из 
лука в вершину склонившейся над водой финиковой пальмы. Стрела крепко 
засела в древесине и Дильгамеш, ухватив Соню за лодыжку, удержал её на 
плаву.  Тишка зацепился за перевернутый челнок, а за мальчика держался 
рыжий кот и с безумным видом орал, что-то по кошачьи.  
  Тишка очнулся уже утром, когда стихия утихла. Рядом с ним лежал 
мокрый кот и Соня. Он убедился в том, что они живы, стал искать взглядом 
Дильгамеша. Но его нигде не было. Кругом были разбросаны поломанные 
челноки, какие-то палки и среди разброшенных вещей лежали люди. Одни из 
них уже пришли в сознание, а другие еще только приходили.  Ребята стали 
беспокоится за судьбу Дильгамеша. Но их опасения были напрасны. Через 
какое-то время он вместе с  рыбаками на двух лодках подплыл к берегу реки.    
 
  
Глава 14 
«От Навуходоносора до Юстиниана» 
- Какие ужасные здесь нравы, - расчёсывая мокрые волосы, сказала 
Соня.  
- Несмотря на жестокость, Законы Хамурапи свидетельствуют о том, 
что люди уже в глубокой древности пытались узаконить свои отношения, - 
перебил Соню Законикус.  
- Просто дикость какая-то. Схватить  ни в чем не повинных людей, 
заточить их в темницу и еще обвинять в том, чего они не совершали. В 
результате,  надеяться  на  дело  случая,  выдавая  его  за  волю  Богов!  - 
Возмутилась Соня. 
- Кстати, для людей, живущих при Хаммурапи, эти законы не являлись  
такими  уж  жестокими,-  Дильгамеш  задумчиво  стоял,  скрестив  руки  на 
груди,-  потому,  что  они  соответствуют  моральным  и  нравственным 
принципам существующим сейчас.  
-  Не    забывайте  о  том,  что  мы  в  шестом  веке  до  н.э.,  -  добавил 
Законикус.   
- Законы Хаммурапи не являются первыми законами, ну по крайней 
мере на территории Месопотамии. До них были и более древние, которыми 
пользовались отдельные общины – государства.  К таким законам можно 
отнести: Законы Уруинимгины,  Законы Ур-Нàмму,   Законы Липит-`Иштара,  
Законы  общины–государства  Эшнуна.  Все  эти  законы  защищали  жизнь, 
частную собственность и определяли семейный уклад.  То есть люди стали 
делать первые шаги к созданию правового государства, сами не подозревая 
этого, - разъяснил Дильгамеш, - Я записываю это в той Книге, что досталась 
мне от человека пустыни. Она и станет прологом к «ПРАВДЕ», я понимаю 
всю тяжесть ответственности за жизнь человечества. Ещё не знаю, кому я 
передам  её  в  будущем,  но  вы  сами  должны  знать,  куда  вам  лучше 
отправиться. А теперь, мне нужно отлучиться. Я не должен заведомо знать 
хода человеческой истории.  
 
 
Дильгамеш  поспешил  из  комнаты,  отдавая  какие-то  приказы  своим 
слугам. 
- А вот древнеримское право заложило основу современного права,- 
промурлыкал Законикус. 
-  Да,  я  помню,  мне  о  законах  12  таблиц  рассказывала  Светлана 
Капитоновна,- кивал Тихон. 
-  Это  самые  первые  законы  древнего  Рима.  Но  широкое 
распространение  в  дальнейшем  получили  дигесты  Юстиниана,  то  есть 
сборники законов, - не останавливался Законикус.  
- Кто такой Юстиниан? – спросил Тишка. 
- Это византийский император, по распоряжению которого все законы 
были  собраны  в  пятидесяти  книгах.  Византийская  империя  или  еще  ее 
называют Восточная Римская империя образовалась после раздела Римской  
на  западную  и  восточную.  После  того,  как  западная  прекратила  свое 
существование,  восточная  стала  преемницей  Древнего  Рима  и 
просуществовала почти десять столетий,- кот выговорил это скороговоркой, 
он вообще любил изображать ходячий справочник. 
- И в какое время нам предстоит  отправиться? Там надеюсь не так 
страшно, как здесь – поёжилась Соня.   
- Мы отправимся во времена Византийской империи. Несмотря на то, 
что    законам  Византии  были  даны  комментарии  учеными-юристами,  что 
говорит о высокоразвитом обществе, не стоит забывать, что это 6 век н.э, а не 
21, - отвечая на вопрос Сони, промурлыкал Законикус.     
- Друзья, вам пора отправляться в путь, - оборвал беседу вернувшийся 
Дильгамеш, - слухи о белокожих детях- оракулах и небесном коте охватили 
город, это становится небезопасно. 
- А  как  же  вы?  Ведь эти изверги могут  вас погубить,  - переживал 
Тихон. 
 
 
- За меня не переживайте. Я - придворный лекарь. Лицо уважаемое и 
почитаемое.  Давайте  прощаться  друзья,  -  с  грустью  в  голосе  сказал 
Дильгамеш. 
- Спасибо вам, за то, что спасли нам жизнь, -  почти одновременно 
сказали Соня и Тихон, потом посмотрели друг на друга и рассмеялись. 
Путешественники  во  времени  попрощались  с  Дильгамешем  и 
отправились во времена Юстиниана искать следы доброго хранителя Алексея 
Никанорыча и книги «Правды».                     
  Над городом висела тёмная восточная ночь с крупными, как жемчуг, 
звёздами. И только из – за  высоких стен дома придворного лекаря сверкнула 
молниеносная  вспышка  света,  ударив  в  небо  коротким  лучом.  Никто  из 
случайных прохожих не заметил её, кроме человечка, прислонившегося к 
ограде противоположного дома. О, эта вспышка заставила глаза незнакомца 
так  сверкнуть  в  темноте,  что  он,  пошатнувшись  под  тяжестью  огромной 
сумки, крепко привязанной к его плечам, резко оттолкнулся от кирпичной 
кладки, из  его горла вырвались какие-то слова. В  ту же  секунду молния 
ударила в то место, где тот стоял, закутанный в чёрное тряпьё, и только 
струйки  песка,  поднявшиеся  в  воздух,  указали  на  место,  где  он  провёл 
несколько  часов ожидания. Сам же он исчез. Звёзды над небом Вавилона на 
долю секунды потухли, а потом снова стали переливаться и отражать на 
Землю вечный свет Вселенной.  
 
#юрист, #адвокат, #автоадвокат, #автоюрист, #уголовным, #адвокатская, #юридическая, #адвокатские, #юридические, #консультация, #юриста, #адвоката, #адвокату, #юристу, #дтп, #коллегия, #адвокатов, #суд, #помощь, #услуга, #услуги, #адвокатская, #юркомпания, #юрфирма, #юрцентр, #консультация, #правовые, #юридические, #свао #бабушкинская, #бабушкинской, #юрисконсульт, #иск, #судья, #истец, #ответчик, #мосгорсуд, #апелляция, #апелляционный, #кассация, #кассационный, #ходатайство, #надзорный, #надзорная, #присяжные, #присяжный